Цусима и поражение в войне.

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Цусима и поражение в войне.

Сообщение автор Мамонт в Ср Июн 19, 2013 8:17 pm

В апреле 1904 года было принято решение о формировании Второй Тихоокеанской эскадры, которой предстояло отправиться на Дальний Восток и помочь русской армии одержать победу над Японией. Однако в мае 1905 года беспримерный в истории морской поход закончился катастрофическим поражением русского флота.
За те сто лет, что прошли после Цусимского сражения, его ход разобран едва ли ни по минутам в многочисленных монографиях, статьях, книгах. Но самый главный вопрос по-прежнему остается без ответа: как такое могло случиться? Удивляет не сам факт поражения — в конце концов в истории любого флота бывали неудачи. Поражает масштаб разгрома. Огромная русская эскадра перестала существовать, а противник отделался лишь незначительными потерями.
Цусиму нередко сравнивают с Трафальгарским сражением 1805 года, когда британцы нанесли тяжкое поражение наполеоновскому флоту. Однако здесь ничего неожиданного нет. В ходе французской революции многие опытные и высококвалифицированные офицеры были отстранены от службы. На флоте воцарился управленческий хаос, и это не могло не отразиться на боеспособности французского флота. Исход сражения у мыса Трафальгар в значительной степени был закономерен.
Что же произошло при Цусиме? Исследователи приводят целый список причин, среди которых львиную долю занимает перечисление грубейших ошибок командующего эскадрой Зиновия Петровича Рожественского. Но если внимательно присмотреться, оказывается, что ответ дается не на тот вопрос, который задавался. Главный вопрос заключается отнюдь не в том, какие ошибки совершил Рожественский, а почему он их совершил? И далее следует универсальный ответ: «Да просто потому, что Рожественский — бездарность, вот и наделал глупостей».
Всем известна «Бритва Хэнлона» — псевдоинтеллектуальное правило аналитики, призывающее не искать злого умысла в действиях, которые можно объяснить глупостью. Фактически здесь мы имеем дело именно с этим принципом, с виду наукообразным, простым, удобным и совершенно неверным. Причем в своей повседневной жизни люди, наоборот, как раз начнут именно с подозрений в злонамеренности. Например, не найдя утром свою машину, оставленную вечером во дворе, мы первым же делом бросимся сообщать в полицию об угоне. Никому и в голову не придет пускаться в абстрактные рассуждения о неизвестных глупцах, которые просто по ошибке сели в чужой автомобиль и скоро его вернут. Вот с этой точки зрения давайте и проанализируем действия Рожественского.
Не секрет, что русские корабли в целом уступали японским в скорости. Что же делает в таких условиях наш адмирал? Он берет с собой в прорыв тихоходные транспорты снабжения. Согласитесь, очень странное решение. Там, где надо нестись на всех парах, уповая на то, что японцы заметят эскадру как можно позже, а то и вовсе упустят, почему-то караван поплелся со скоростью самого медленного верблюда, и таким верблюдом являлись транспорты. Объяснить этот поступок глупостью не получится, поскольку слишком уж запредельная глупость потребуется, а Рожественский уж точно не был умственно отсталым. В чем же тогда дело? Может быть, транспорты везли какой-то столь важный груз, что без него нельзя было обойтись? Например, если предположить, что эскадре не хватало угля для перехода до Владивостока и транспорты понадобились именно в качестве углевозов, то все становится на свои места. Но, увы, это не так.
В Российской империи была создана военная комиссия при Морском генеральном штабе, которая подробнейшим образом изучила действия флота в Русско-японской войне. И вот что она пишет: «Адмирал Рожественский принужден был тащить за собой транспорты, пока был в походе, т.е. в случае прорыва через Корейский пролив не далее Шанхая или его ближайших окрестностей. Решение оставить при эскадре транспорты, имея в виду прорыв, ничем не может быть оправдано, тем более что на транспортах этих не было никаких таких грузов, которые были жизненно необходимы для эскадры.
…Положение, при котором эскадра занималась в бою прикрытием обслуживающих ее транспортов, причем главные силы флота приносились в жертву собственному своему снабжению, — более чем странно». Обратите внимание, комиссия не нашла ни одной причины, оправдывающей или хотя бы объясняющей столь странное поведение Рожественского. Кроме того, один из транспортов вез пироксилин (мало нам снарядов противника, так мы еще и огнеопасное вещество с собой прихватим!).
Чтобы не утруждать читателя долгим перечислением промахов, допущенных Рожественским, процитирую общий вывод, сделанный комиссией: «В действиях Начальника эскадры, как в ведении боя, так и в его подготовке, трудно найти хотя бы одно правильное действие. Подчиненные ему флагманы действовали вяло и без всякой инициативы. Адмирал Рожественский был человек сильной воли, мужественный, горячо преданный своему делу, умелый организатор снабжения и хозяйственной части, превосходный моряк, но лишенный малейшей тени военного таланта. Поход его эскадры от Петербурга до Цусимы беспримерен в истории, но в военных операциях он проявил не только отсутствие таланта, но и полное отсутствие военного образования и боевой подготовки — качества, которые он не сумел сообщить и своей эскадре».
Итак, все действия Рожественского признаны ошибочными, то есть командующий провалил все, что только можно. Зафиксируем этот момент. Он важен, но важно и то, в какой форме комиссия об этом говорит. Судите сами, сказано что Рожественский и волевой, и мужественный человек, и хороший организатор. Но почему же такой человек довел эскадру до тотального разгрома? Комиссия утверждает, что у него, оказывается, полностью отсутствует военное образование. А ведь это всем известная ложь, ведь Рожественский был одним из лучших выпускников Петербургской Михайловской артиллерийской академии. Специальность — морской артиллерист.
Комиссия пишет, что у него не было военной подготовки. Это тоже ложь. Рожественский участвовал в Русско-турецкой войне, много лет служил флагманским офицером на различных кораблях, командовал броненосцем и крейсером, стал начальником Главного морского штаба. В общем, со всех точек зрения человек он был заслуженный, опытный и прекрасно подготовленный. Зачем же комиссии потребовалось лгать, причем лгать столь нарочито неуклюже, рассказывая сказки о необразованности и некомпетентности Рожественского? Скорее всего, комиссия считала Рожественского сознательным саботажником, но прямо об этом написать не решилась. Последствия такого заявления были бы слишком опасными, ведь речь шла не о банальном предательстве. «Если бы я был на месте Никки, я бы немедленно отрекся от престола. В Цусимском поражении он не мог винить никого, кроме самого себя», — писал в своих мемуарах великий князь Александр Михайлович. Разгром флота — это удар по Николаю II, и нити саботажа, если таковой имел место, конечно же, вели на самый верх. Мы знаем, что царя свергли в 1917 году. Тогда против Николая выступили первые лица государства, не исключено, что среди них были и великие князья. Ясно, что заговор созревал долго, и если на революцию 1905 года посмотреть как на «репетицию» Февраля-1917, то версия о саботаже во время Русско-японской войны выглядит еще более обоснованной.
Между прочим, комиссия отмечает, что вся работа генерального штаба эскадры производилась лично Рожественским. Это важная деталь, ведь если адмирал сознательно вел эскадру к гибели, то он и должен был стремиться замкнуть на себя принятие управленческих решений. Другие офицеры не должны быть в курсе его планов. То, что Рожественский подменил собой генеральный штаб — это тоже косвенное свидетельство злонамеренности адмирала.
Итак, Цусимское поражение стало пощечиной лично Николаю II и царизму в целом. Это так. Тем не менее расхожие «цусимские» рассуждения манипулятивны. Утверждается, что поскольку Россия была разгромлена на море, это привело к поражению и в войне в целом. Иными словами, после Цусимы ничего не оставалось, кроме как заключать неравный мир.
Итак, Цусима — это поражение. Верно? Верно.
Россия подписала неравный мирный договор. Верно? Верно. Но как связаны эти два верных утверждения? Обратите внимание, обычно связующее звено подменяется пропагандистским шумом. Практически никто не утруждает себя необходимостью продемонстрировать, как из первого вытекает второе. И уже это четко показывает, что перед нами самая натуральная манипуляция. Давайте ее вскроем.
Начнем с очевидного. Япония находится рядом с Маньчжурией, а основные силы России — очень далеко, и все снабжение русской армии обеспечивалось Транссибирской магистралью. В свою очередь, японцы перебрасывают армии по морю, а это значит, что если удастся уничтожить японский флот, тем самым перекрыв каналы снабжения, это автоматически обеспечит России победу. Более того, Россия рассматривала возможность высадить войска на территории Японии и захватить Токио. Так чего же добились японцы, выиграв Цусимское сражение?
1. Они не позволили перерезать свои морские коммуникации.
2. Они обезопасили себя от угрозы российского десанта на самих Японских островах.
Как можно заметить, речь не идет о поражении России в войне? Речь о том, что русские не высадятся у Токио, а японцы продолжат снабжение своих войск по морю. Но русские, как и раньше, продолжают перебрасывать свои армии по суше. То есть сохраняется статус-кво.
Да, победить японцев «морским способом» не получилось, но это вовсе не означало, что у России не осталось иных возможностей.
Война шла за Маньчжурию и влияние в Корее, именно туда японцы высаживали свои армии, именно там разворачивались основные события, там обе стороны понесли практически все свои потери. То есть война была сухопутной, и чтобы люди считали иначе, пропагандисты из кожи вон лезли и лезут до сих пор. Разумеется, ничего доказать они не способны, но сместить акценты восприятия войны им удалось, именно поэтому так непропорционально много внимания уделяется именно событиям на море.
Какова же была ситуация на суше после Цусимы? Русские войска продолжали усиливаться, соотношение менялось в пользу нашей страны, Япония выдыхалась, и это оценка не кого-нибудь, а японского руководства, о чем подробно писал профессор Окамото Сюмпэй в своей известной работе «Японская олигархия в Русско-японской войне».
А что же царь? 24 мая 1905 года, то есть уже после Цусимы, Николай II собрал военное совещание. Следует ли немедленно сделать попытку заключить мир? Этот и некоторые другие вопросы Государь вынес на обсуждение. Протокол совещания давно опубликован, с его содержанием легко ознакомиться. В данной статье приведем лишь несколько красноречивых отрывков.
Военный министр Сахаров зачитал доклад о мерах, принятых для усиления армии, и сделал следующий вывод:
«…Таким образом, по мнению военного министра, нельзя признать, чтобы мы были слабее японцев, а вернее, что в общей численности мы в настоящее время почти сравнялись с ними по силам».
Генерал-адъютант Дубасов: «Наше движение на восток есть движение стихийное — к естественным границам; мы не можем здесь отступать, и противник наш должен быть опрокинут и отброшен. Для достижения этого надо посылать на театр действия самые лучшие войска. Что касается Владивостока, то его нетрудно взять с моря, и он более трех месяцев, вероятно, не продержится; но несмотря на это, войну следует продолжать, так как мы, в конце концов, можем и должны возвратить обратно все взятое противником. Финансовое положение Японии, конечно, хуже нашего: она делает последние усилия; наши же средства борьбы далеко не исчерпаны».
Великий князь Владимир Александрович: «Не на посрамление, не на обиду или унижение могу я предлагать идти, а на попытку узнать, на каких условиях мы могли бы говорить о прекращении кровопролитной войны. Если они окажутся неприемлемыми, мы будем продолжать драться, а не продолжать начатую попытку».
Если подвести обобщенный итог различным заявлениям участников совещания, то видно, что речь шла о готовности начать дипломатический зондаж японских требований, но при этом подчеркивалось, что о поражении нашей армии нет и речи, и в случае неприемлемости японских претензий война может быть продолжена Россией.
Возможно, найдутся скептики, которые скажут, что рассуждения в «высоких кабинетах» — одно, а из окопов война видится совершенно по-другому. Вот как оценивал состояние нашей армии, закрепившейся на Сипингайских позициях в конце войны, будущий генерал Деникин: «Что касается лично меня, я, принимая во внимание все «за» и «против», не закрывая глаза на наши недочеты, на вопрос: «что ждало бы нас, если бы мы с Сипингайских позиций перешли в наступление?» отвечал тогда, отвечаю и теперь — Победа!
Россия отнюдь не была побеждена. Армия могла бороться дальше. Но… Петербург устал от войны более, чем армия. К тому же тревожные признаки надвигающейся революции в виде участившихся террористических актов, аграрных беспорядков, волнений и забастовок лишали его решимости и дерзания, приведя к заключению преждевременного мира»8.
Вовсе не Цусима стала причиной поражения в войне, а деятельность «пятой колонны» внутри страны — революционеров, террористов. К сожалению, есть основания полагать, что предатели нашлись и в высших эшелонах государственной власти.
avatar
Мамонт
Вице-канцлер

Сообщения : 1607
Дата регистрации : 2013-03-08
Возраст : 53
Откуда : Российская империя

http://calligraphy.forumy.tv

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения