Ремесло и искусство

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Ремесло и искусство

Сообщение автор Мамонт в Пт Мар 15, 2013 12:20 pm

Ныне, в век всеобщего торжества компьютерных технологий, вообще ручная работа в книжном деле на какое-то время (надеюсь) стала, вроде бы, чем-то устаревшим, анахроничным, интуитивно предполагая (особенно в шрифте!) заведомо большую трудоемкость и заведомо более низкое качество на выходе. Как альтернатива почти беспредельной машинной точности предлагается свободная и раскованная "другая каллиграфия".


Ирина Птахова, предпринявшая в конце 1990-х беспримерную попытку утолить голод по шрифтовой теории и практике (честь ей и слава!), говорит о том, что "современный каллиграфический шрифт предполагает непринужденность и свободу". И далее там же: "Экспрессивная каллиграфия помогает раскрепостить и руку, и воображение, а также дает возможность самовыражения и этим принципиально отличается от классической каллиграфии".

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]

Все сказанное насчет раскрепощения и самовыражения абсолютно верно. Однако уважаемая ученица Геннадия Дмитриевича Епифанова чуть-чуть лукавит. Сомнения порождает... сама же Птахова, вернее, поистине вдохновенная глава из ее книги - "Век каллиграфии". Точное определение, безусловно, первенствующей роли скорописи в развитии шрифтового искусства нашего XVII века, ее значение как не имеющего аналогов мирового явления. И почти гениальное по своей емкости и исторической проницательности определение: "... кажется, что именно здесь выражено чувство свободы и национальной самобытности".2 Заметим в скобках, что замечательный советский мастер книги Соломон Бенедиктович Телингатер блестяще владел почерком, идущим именно от древнерусской скорописи. "Лукавство" же состоит в том, что свобода и раскованность самовыражения наших предков в письме зиждилась как раз именно на артистическом владении самым классическим из пишущих инструментов - почти на острие отточенным эластичным ширококонечным пером. И сама же Птахова ясно и четко говорит о великолепных азбуках-прописях XVII века, предназначенных для обучения технике письма. О трудностях на пути к раскованному артистизму говорит заставка из букваря Бурцева (она же и заставка к главе о скорописи) - первая русская иллюстрация светского содержания: сцена порки нерадивого ученика. Оформляя факсимильное издание букваря Кариона Истомина - Леонтия Бунина, Ирина Птахова более рисует, нежели пишет на коробке буквы полуустава и скорописи. Это вполне резонно, ведь букварь гравирован резцом на меди. Однако, скорее всего где-то здесь и зарыты корни малого интереса к западноевропейскому письму и полное игнорирование прибалтийской школы Виллу Тоотса. А ведь готические и русские средневековые "черные буквы" устава и полуустава имеют в своих пропорциях и ритме явные элементы сходства. Да, у нас не было римских колонн и арок. Да, у нас не было каролингского минускула. И гравюра на меди, определившая постепенный переход ренессансного "бастардно-антиквенного" ширококонечного курсива в английскую каллиграфию остроконечного пера, появилась на Руси с опозданием на полтора века. И оттого так самобытна наша скоропись.

Но как на Западе, так и на Востоке основанием художества лежит ремесло. К сожалению, конец XIX и весь XX век необычайно обострили старую дилемму: что более способствует творческим достижениям, свобода интерпретации или же полная свобода самовыражения.

Классическая основа - задает творчеству весь многовековой импульс накопленного поколениями духовного и технического багажа. А просто самовыражение - это только САМО-выражение. Да, микрокосм в своей континуальности, вроде бы, равен континууму макрокосма. Но - даже великие Константин Философ (Кирилл) и Месроп Маштоц, создавшие глубоко продуманные, религиозные в своей сути письмена, были не в силах достигнуть простоты и ясности величественных знаков греческого и латинского алфавитов, создававшихся веками и поколениями мастеров.

Каллиграфия ширококонечного пера - основа основ исторической латиницы и кириллицы. Это то наше общее наследие, которое позволяет всем европейским народам осознать глубинные корни своего письма, уходящие глубоко под вечные тени пирамид. Тростник и папирус пользовали греки и римляне, гусиное перо, срезанное на широкий конец, и пергаменный кодекс - символ средневековой книжности. Поколение художников, пришедших в промграфику (или графический дизайн, как его стали научно называть впоследствии) в конце 1960-х – в 1970-е гг., чаще всего из художников-оформителей, добрым словом не раз вспомянет замечательного эстонского мастера Виллу Карловича Тоотса. Именно его "Современный шрифт", затем пособия из серии "Азбука шрифта", его сборник "Eesti kirjakunst", начали прививать и на широкую советскую почву вкус к хорошо написанному объявлению, статье в стенгазете и, наконец, изысканной надписи в музейной экспозиции и произведению графического дизайна. Помню, как я был поражен, увидав в эстонской столице ценники и объявления в булочных, достойные висеть скорее на выставке шрифта и орнамента. К счастью, перво- источник всех этих красот уже был нам известен. И настоятельно требовал внимания к себе, уважения к культуре письма, заставлял сменить заезженный "халтур-гротеск" на изысканную каллиграфию, счастливо возрожденную на рубеже XIX–XX веков великим англичанином Эдвардом Джонстоном. Тем более, что пишущий инструмент - тогда это было плоское плакатное перо - менять было не нужно. И стимул к самообразованию и самосовершенствованию был налицо: все великие каллиграфы XX века были самоучками - и Джонстон, и Гилл, и Цапф, и Тоотс, и Телингатер, и многие другие. Отец Ильи Богдеско владел английской каллиграфией остроконечного пера. Ширококонечную Илья Трофимович изучал самостоятельно.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]

При подготовке второй Санкт-Петербургской Биеннале графики среди конкурсных номинаций была заявлена "Символика и каллиграфия". На открытии в Манеже и при объявлении призеров Биеннале эта тема как-то не прозвучала. Мне очень хотелось бы хотя отчасти восполнить этот пробел, взяв тему более узко - обратить внимание на работы студентов художественных отделений двух Санкт-Петербургских вузов, связанные с темой классической каллиграфии ширококонечного пера.

Почему подобные работы вообще смогли появиться в нашем городе? Еще в ранние годы существования сначала отделения, а затем кафедры промграфики и упаковки а ЛВХПУ им. Мухиной художники книги Х. Г. Сайбаталов и В. Д. Молочников начали знакомить студентов с основами написания исторических рукописных шрифтов. Преподавая искусство шрифта в качестве ознакомительного предмета на неграфических кафедрах ЛВХПУ, автор этих строк в 1980-е годы, как мог, старался поддержать общие тенденции преподавания на кафедре промграфики - графического дизайна.

Нынешняя практическая часть знакомства с шрифтовым искусством - изучение исторической каллиграфии Древней Руси и Западной Европы с пером в руке - практикуется на кафедре графики Северо-Западного института печати, кафедрах графического дизайна и книжной графики института ДПИ, а также в рамках Программы "Графический дизайн" на Филологическом факультете СПбГУ. Методика была разработана доцентом СЗИП А. А. Евменовой, развита и дополнена автором этих строк. Программа изучения классической каллиграфии ширококонечного пера следовала методическим указаниям Московского Университета печати. Однако последовательность подачи материала была переосмыслена.

Наш практический опыт показал, что, несмотря на историческое несоответствие, начинать лучше не с рукописных, а все-таки с построенных, вычерченных шрифтов. И только после некоторого знакомства с построением образцов Ренессанса и Нового Времени можно довольно быстро и успешно привить студентам навыки письма ширококонечными перьями.

"Другая каллиграфия" - экспрессивная, раскованная, по-хорошему наглая, неожиданная и изощренная - это здорово. Но в наш век вседозволенности нельзя быть Иваном, непомнящим родства. Лучше всего в России начинать с рукописных шрифтов Древней Руси. Вековая традиция незримо присутствует в самой ауре страны. Кто бы и как бы ни принижал, или вообще ни подвергал сомнению величайшее значение этой традиции. Наше древнее письмо мягче, в чем-то раскованнее и, вероятно, проще и доступнее западноевропейского той же эпохи.

Мы были на отшибе тогдашнего культурного мира. Однако восприняли через болгар от греков культуру великую и чрезвычайно возвышенную духовно. И нам повезло, как ни одному из новых западноевропейских народов: мы получили письменность и религию на родном языке. Эти величавые, медленные буквы кириллицы "Остромирова Евангелия" и "Изборника Святослава" несли в себе Устав Божественной и Человеческой - по правде и совести - жизни. И каждая буква, - из греческого ли литургического унциала, или же из со-причтённых ему добавочных знаков глаголицы, несла на себе символ звука родного живого языка. Зримые глаголы, отобранные и обозначенные Константином-Кириллом Философом, собранные в единую симфонию Константином Преславским, не были для русского уха чужой латынью. Живое Слово могло свободно обитать здесь в Духе и Истине, будучи понятным и как Произнесенное, и как Написанное, Начертанное. И вот это-то неуловимое интуитивное знание каким-то непостижимым промыслом еще сохраняется и в душе, и в движении руки новых приходящих поколений.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
avatar
Мамонт
Вице-канцлер

Сообщения : 1607
Дата регистрации : 2013-03-08
Возраст : 53
Откуда : Российская империя

http://calligraphy.forumy.tv

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения