"Ужасы" царской тюрьмы

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

"Ужасы" царской тюрьмы

Сообщение автор Мамонт в Чт Июн 20, 2013 12:05 pm

Я уже писал о том, что положение политических заключенных до революции(1880-1917гг) и после(1930-1953гг),- это две совершенно разные, типологически неродственные вселенные.
Напомню основные принципиальные отличия содержание "политических" до революции от аналога 1930-1953гг.

режим содержания политических в 1880-х-1908гг. находился в системном, кардинальном отличии от советских тюрем.
В этот период  политические заключенные пользовались неоспоримым привилегированным положением по сравнению с уголовными,- сложился определенный  неформальный “кодекс привилегий политических заключенных”:
А) Политические не назначались на тяжелые работы на каторге и  вообще освобождались от таковой в тюрьме,- принуждать к труду их было запрещено.( эту привилегию подтвердили “Правила о порядке содержания в тюрьмах гражданского ведомства политических арестантов”  в 1904г). Достаточно глянуть на количество политических в лагерях в 20-30-е годы(3 млн. 700 ысяч), чтобы понять насколько сильно изменилось отношение к использованию подневольного труда политических заключенных.
В некоторых каторжных тюрьмах(Шлиссельбург, Петропавловка, Новобелгородский политический централ и ряд других) физическиий труд был для политических запрещен или  очень ограничен. (см. например Гернет М.Н. История царской тюрьмы, т. 3, М., ;1962,- цит- “Другим таким лишением( в 80-е годы при Шефе Жандармов Мезенцеве) для политических каторжан было запрещение всякого физического труда..”)
Б)Политические до революции содержались раздельно от уголовных(кроме нескольких эксцессов из-за переполнения тюрем в 1908-1912гг. и Орловского централа, который был исключением),- в мемуарах советских политических зэков не раз и не два встречаются горькие сетования на то, что одним из самых страшных новаторских явлений советской тюрьмы было то, что администрация советских лагерей сознательно смешивала “политиков” и блатных в огромных масштабах.
 В)Тюремная администрация обращалась к политическим на “вы”(как правило. С ужесточением тюремного режима в 1908-1912гг. именно хамство со стороны администрации стало одной из ведущих причин(наряду с розгами) забастовок и голодовок политических, борющихся за утраченное чувство собственного достоинства.)
 Г)Политических заключенных кормили значительно лучше, чем общеуголовных. В виду трех объективных факторов:
1. Куда более стабильные и частые посылки с воли, чем у общеуголовных.
2. Стабильные денежные переводы, возможность покупать еду за свои деньги.
3.Отсутствия дифференциального принципа при выдаче пайков и  
мизерного использования политических на тяжелых физических работах в общем массиве 80-190 тысяч заключенных Империи 1860-1917гг. и как следствие,
Минимальная смертность политических заключенных в местах лишения свободы(кроме Орловского централа и ряда каторжных тюрем.)
В аспекте применения каторжного труда с использованием политических,- отличие от СССР системное и совершенно несопоставимое, прежде всего из за количества политических заключенных на “стройках царизма”- их было в среднем в 200-255 раз меньше(все эти пропорции доказываются в отдельной части очерка),  чем в 30-40-50-е годы, в основном, до революции работали уголовные .
Самая крупная “стройка” до революции с использованием труда арестантов (прокладка амурской железной дороги) по количеству привлеченных на работу арестантов достигла до революции 5000 человек(ГААО. Ф. 15-и, оп. 1, д. 230, л. 49).  Итак, еще раз подчеркну. Самым большим мероприятием царской власти с использованием заключенных за 50 лет была постройка амурской железной дороги и количество задействованных там арестантов равнялось 5000 , из которых подавляющее большинство было уголовными ссыльнокаторжными.
К примеру, на Сахалинской каторге, за все время ее существования(30 лет) побывало 54 политических.( источник- 3-е издание БСЭ)
Для сравнения на  1 января 1939 г. в составе ГУЛАГа НКВД СССР функционировало 42 лагеря, в том числе: Бамлаг (трасса БАМа) - 262.194 человека; Севвостлаг (Магадан) - 138.700 чел.; Белбалтлаг (Карельская АССР) - 86.567 чел.; Волголаг (район Углича-Рыбинска) - 74.576 чел.; Дальлаг (Приморский край) - 64.249 чел.; Сиблаг (Новосибирская обл.) - 46.382 чел.; Ушосдорлаг (Дальний Восток) - 36.948 чел.; Самарлаг (Куйбышевская обл.) - 36.761 чел.; Карлаг (Карагандинская обл.) - 35.072 чел.; Сазлаг (Узбекская СССР) - 34.240 чел.; Усольлаг (Молотовская обл.) - 32.714 чел.( (Земсков В.Н. Заключённые в 1930-е годы: социально-демографические проблемы // Отечественная история. 1997. №4)
 и т.д и т.д.- перечислять можно очень долго. В данных лагерях около трети, а иногда и половина была “политическими”.
Этап второй(период усмирения революции 1905-1912гг).,
когда количество политических заключенных во всех местах лишения свободы Империи достигло рекордного количества за 100 лет ее существования- около 40 тысяч человек, сидящих единовременно- произвол со стороны тюремной администрации по отношению к политическим стал ужесточатся.
Безусловно, до революции политическим доставалось,- тюрьма всегда оставалась тюрьмой во все времена.  Не устану повторять, что идеализировать тюрьму поздней Империи крайне наивно и вредно. Сложно сравнивать плохое с очень плохим. Но, с другой стороны, не наивным будет подмечать психоделические детали, которые  могут нам доказать, что мое утверждение о двух вселенных верно.   Заразиться смертельной болезнью или быть избитым надзирателем,- вполне реальная перспектива в царской тюрьме, хотя при компаративистских сравнениях дъявол, как всегда, затаился в деталях. Вопрос в процентном соотношении этих негативных явлений в общем массиве , да и вообще в статусе политических, который определял принципиальную тенденцию. Общества(РИ и СССР) были все-таки кардинально различны,- другие надзиратели, другие соотношения уголовников и политических, другие офицеры в администрации пенитенциарных заведений, другая охрана, другие принципы организации принудительного труда и питания, другие пайки, иные моральные и общественные ценности,. "Политик" до революции,- это совсем не то, что после. Для того чтобы не быть голословным, хочу привлечь внимание читателей вот к такому любопытному эпизоду из стенограммы собрания Нерчинского землячества в далеком 1934 году.
Слово мы предоставим эсеру Мейлупу, который вспоминает о нравах лютой Акатуйской каторжной тюрьмы, где ему пришлось провести какое-то время своего срока. Речь идет о  начальнике тюрьмы Яковлеве и эпизоде приезда на каторгу женского контингента  “политиков”.
Несколько слов о нач.тюрьмы Яковлеве. Это интересная фигура. Яковлев сюда попал случайно. Когда стали искать начальника тюрьмы, остановились на Яковлеве, как на инвалиде (он был ранен в русско-японскую войну).
Когда он ехал в Акатуй, в поезде с ним в одном  купе была одна из Валуевых, которая, узнав, что он едет в Акатуй, взяла его в переплет. «Вы едете издеваться над людьми!» Яковлев ей дал слово, что он никакого насилия в Акатуе не сделает. Этим честным словом он несколько раз бравировал. «Я Валуевой дал честное слово, я его исполню».
Он действительно его исполнил.
Я остановлюсь несколько подробнее на том, что собой представляла тюрьма к дню приезда женщин.
Тюрьма открывалась в 8 часов. Все пришедшие на свидание пускались в тюрьму и жили там до вечерней поверки. Таким образом жили жена Шинкмана и моя теперешняя жена, которая приехала для организации побега Окунцова.
Когда мы узнали о том, что в этот день приедут из Сретенска женщины, мы решили организовать встречу. У кого-то возникла мысль, что у нас плохо декорировано, что надо бы деревья. Кто-то пошел к Яковлеву. Яковлев распорядился, чтобы мы пошли за деревьями и без счета послал нас в лес. «Я знаю, что вы от меня никуда не убежите» — сказал он. Таким образом, мы пришли с деревьями. Красной материи у нас было в достаточном количестве.(Делались “социалистические полотна с лозунгами” для декора, допустим- “Да здравствует социализм!” кстатии, такие явления были достаточно распространены. Политикам позволяли читать "Капитал" Маркса;- тюремная администрация достаточно терпимо относились к использованию социалистической символики и атрибутики заключенными, лишь бы тихо себя вели,- ибо политик до революции(до ужесточения режима 1908-1912гг) все-таки,- привилегированный тип заключенного.- прим. мое corporatelie.) 

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку] Он свое слово сдержал и надо отдать ему справедливость, что он тяготился своим положением. «Я армейский офицер. Зачем меня сюда послали, зачем я взялся за это». В день приезда женщин все волновались, волновался и Яковлев, потому что общее настроение передается. Мы стояли во дворе и разговаривали, когда он подошел к нам и спросил, готовы ли мы. «Слушайте, а я в чем буду встречать?» Кто-то ему посоветовал надеть мундир и все ордена. Он так и сделал. Когда подъехала таратайка с женщинами, Яковлев держал руки по швам. Робко стали выходить женщины. Впереди шла Биценко( Видная эсерка, член летучего отряда Боевой организации ПСР. 22 ноября в доме П. А. Столыпина убивает генерал-адъютанта В. В. Сахарова, усмирявшего аграрные беспорядки в Саратовской губернии,судом приговорена к смертной казни, заменённой бессрочной каторгой. Отбывала на Нерчинской женской каторге. С ноября 1917 по март 1918 член советской делегации на Брест-Литовских мирных переговорах. Расстреляна в 1938г.- прим. мое corporatelie)
 Яковлев взял под козырек.Никакого обыска не было. Сейчас же открылись ворота во всю ширину, поснимали с экипажа и они пошли в маленький дворик. Как только открылись ворота, сразу раздалось пение: «Отречемся от старого мира».(!!!???) (
(ГАРФ, ф.533, оп.1, д.1095, л.54-65) 
Итак, казалось бы, ну милая история, ну сколько всяких забавных случаев происходит в жизни, причем в самых нелепых и неподходящих местах. Но, на мой субъективный взгляд, она крайне показательна. Рельефно свидетельствует о пресловутом Духе Времени. 

По сути, мы имеем каторжную тюрьму на строгом режиме, начальник которой, боевой армейский офицер, вместе с  вполне реальными “врагами режима" под КРАСНЫМИ ЗНАМЕНАМИ и пение Интернационала встречает девушек-террористок, волнуется, спрашивает у "политических" как же ему встречать дам и при прибытии заключенных,- просто потому что они женщины,- отдает им воинское приветствие.

Заострил я внимание на этом эпизоде не для того чтобы судить да рядить,- добряк ли начальник тюрьмы Яковлев, куртуазен ли он или, наооборот, безответственен и халатен, сволочи и гады ли революционеры, правильно Яковлев поступил или не правильно, допустив такую антирежимную, фривольную акцию, типическими были такие явления или нет.
Меня поражает другое,- градус парадоксальности ситуации в контексте сравнения с советскими лагерными реалиями.
Смоделируем себе на секундочку небольшую аналогию,- зима 1938г., условным третьим замоскворецким РОНКВД блестяще вскрыта монархическая ровсовская шпионско-диверсионная организация из “бывших”. Часть монархистов-контрреволюционеров(мужчин) этапом привозят в СевВостЛаг. Для вящего художественного эффекта предположим, что это вполне реальная контра, которая повязана лично с капитаном Фоссом из Болгарии. Т.е люди реально монархических и реакционных убеждений, чтящих династию и белогвардейщину из принципа, а не невинно осужденные. Вполне такая себе реально враждебная советскому режиму контра. Так вот, проходит слух, что через пару дней привозят ЧСИР(опять же ради худ.эффекта допустим реальность подобной ситуации, при всех факторах “против”), в том числе жен этих самых коварных монархистов-ровсовцев. И смелый монархист Воронцев идет к начальнику ЛагОтделения полковнику Семушкину, который сидит у себя в будке и просит “А можно мы отдекорируем деревья ЛагОтделения в соответствии с нашими политическими убеждениями? Девушкам будет приятно.” “Да конечно, о чем речь, поганый монархист-бывший!- говорит Семушкин”Ткань достаньте, а так пожалуйста”.
Монархист возвращается и совместно с собратьями по диверсионно-шпионской организации шьет имперский триколор и пару полотен с надписями примерно такого содержания “Монархия,- наше все!Слава Романовым!”, ну или что-то в таком духе.
Приезжают девушки-ЧСИР и вся ВОХР НКВД, в красивых синих фуражках и красными лычками,выстраивается перед их поездом, полковник Семушкин подбегает к "политикам", нервным голосом интересуется как же ему лучше встретить девушек, получает авторитетную рекомендацию одеть ордена. И вот, весь конвой и заключенные,  во главе с самими начальником ЛагОтделения полковником внутренних войск Семушкиным, у которого вся грудь в орденах, встречают этап. Выходят девушки-ЧСИР, блестят штыки на мосинках нквдшников, и хор встречающих мужчин-монархистов вдруг грянул “Боже, Царя Храни”. Тут над СевВостЛагом восходит солнце.
Картина маслом, не правда ли? Но степень невероятности подобной ситуации совершенно зашкаливающая, на мой скромный субъективный взгляд. Такой ситуации в СевВостЛаге образца 30-х просто АПРИОРИ не могло произойти, даже если бы начальником Лаг Отделения был не надежный в политическом отношении социально-близкий полковник Семушкин, а скрывавшийся от ГУГБ и пробравшийся во внутренние войска НКВД бывший офицер-колчаковец, оборотень в погонах(вернее со шпалами) майор Захватский. 
Конкретные люди  на конкретных должностях в 1930-1953 роли не играют, трехцветный флаг в СССР в лагере, испросив предварительно разрешения начальства, вывесить нельзя, как ни старайся,- в 1930-1953гг.  играет роль система. Тенденция и социум. Нравы, общие условия, государственная идеология, дух времени, если угодно. А в убийственном каторжном Акатуе 1908 года подобная ситуация, когда под пение Инетрнационала царский конвой встречал вполне реальных врагов режима девушек-террористок была возможна. Именно такие вот маленькие штрихи и показывают, что положение политических до революции и после,- две разные, очень несхожие вселенные.
Документ из советской лагерной жизни.  Просто для того, чтобы понять насколько сильно и системно может меняться жизнь за несколько десятков лет.


Докладная записка комиссии Прокуратуры СССР о состоянии Чаун-Чукотского ИТЛ и ммассовых неповиновениях заключенных лагеря
10 июля 1954 г.


Секретно
пос. Певек Магаданской области


Ослабление режима привело к тому, что в некоторых лагерных под­разделениях администрация от руководства фактически была отстране­на. В зонах стали управлять главари бандитских группировок.
Некоторые начальники лагерных подразделений в зону не ходят из-за боязни расправы. Начальник не в состоянии приказать заключенным выполнить ту или иную работу. Выполнение работ и организация труда перешли в руки низовой лагерной администрации из числа заключен­ных, бандитов и других особо опасных преступников.
 

В лагерном отделении № 4 бригадирами были назначены главари во­ровской группировки: Смирнов П.И. и Хлебников, осужденные за бан­дитизм к 25 годам лишения свободы, они в зоне лагерной организова­ли игру в карты, распитие спиртных напитков, самовольно переводят заключенных из бригады в бригаду, выводят из строя, под различными предлогами, машины, трактора и другие агрегаты.
Начальник лагеря Подколзин проводит производственные мероприя­тия исключительно только через Смирнова, хотя Смирнов работает бри­гадиром автотранспортного парка.
Смирнов и Хлебников проводят «сходки» (воров), на которых реша­ются вопросы производственного и бытового характера, навязывают свою волю остальным заключенным и администрации лагерного отделе­ния.
Начальник лагерного отделения № 4 тов. Подколзин письменно под­твердил о таком положении в лагере.
В лагерном пункте № 1 лагерного отделения «Луч» администрация от внутрилагерной работы фактически отстранена. В этой зоне бандитству­ющий элемент диктует свою волю администрации, держит в подчинении всех остальных заключенных, сами не работают, а зачеты получают.
 С санкции прокурора Наталашвили водворен в лагерь со строгим ре­жимом. С октября 1953 года в должности нарядчика работал заключен­ный Кручинин Д.В., судимый три раза, последний раз — в 1951 году в лагере за бандитизм с убийством к 25 годам лишения свободы и пораже­нием прав сроком на 5 лет.
Кручинин неоднократно подвергался различным взысканиям, содер­жался в ШИЗО, БУРе за отказ от работы, игру в карты, дебош, хулиган­ство, за угрозу надзорсоставу, за вымогательство денег у заключенных и подготовку поджога барака.
18 сентября 1953 года он прибыл в лагерное отделение № 3, а в ок­тябре был назначен нарядчиком. Под его руководством в лагерном отде­лении производилось массовое избиение заключенных всевозможными методами, в том числе и путем подбрасывания, о чем администрация ла­геря не могла не знать.
Из приведенных примеров видно, что администрация управляла ла­герным отделением через бандитов.
Там же происходило массовое понуждение молодых заключенных к сожительству с бригадирами и низовой лагерной администрацией (му-желожество), таким путем заражали заключенных венерическими бо­лезнями, в связи с чем при лагерном отделении № 1, в лагерном пункте 47 км и 5-м лагерном участке содержится 143 заключенных, заболевших сифилисом; такое заболевание, по утверждению медицинских работни­ков, произошло по причине распространения мужеложества.
Из общего числа заболевших сифилисом 95 заключенных являются пассивными педерастами, в основном в возрасте до 25 лет.
Ослабление режима объясняется и тем, что регулярные обыски в жилых зонах и тщательные обыски на вахтах не производятся, при та­ком положении в зону проносятся запрещенные предметы: взрывчатка, спирт, ножи, кинжалы, пики, топоры и т.д., которыми вооружается бан­дитствующий элемент.
Изготовляют в жилой зоне гранаты, самогонные аппараты, делают брагу, хранят обрезы и другие запрещенные предметы.
По материалам лагерного отделения № 5 видно, что за пять месяцев 1954 года в жилой зоне было произведено только два обыска (1 марта и 17 мая).
В жилых бараках обнаружено: ножей и кинжалов — 12, ломов — 2, пил — 3, тогда как после ликвидации массового неповиновения 1 марта 1954 года (о чем подробно будет изложено ниже) только в 3-х бараках у заключенных было изъято: ломов — 4, ножей и кинжалов — 33, пик — 28, самодельных гранат — 2, ружейных обрезов — 1.
Свободное проникновение в жилые зоны острорежущих предметов, ослабление режима содержания заключенных, несвоевременное реаги­рование на нарушения лагерного режима и изоляцию бандитствующего элемента от основной массы заключенных дало возможность к проявле­нию зверских убийств, избиению заключенных и даже сожжения трупов убитых. [.]*
Из приведенных данных видно, что, по данным лагерных отделений, в ИТЛ Чаунского района с 1 июля 1953 г. в результате бандитских прояв­лений в жилых зонах лагеря и на производстве было убито 47 заключен­ных, кроме того убито в следственном изоляторе и в поселке Певек 6 че­ловек. Всего убито 53 заключенных. Большинство убийств не раскрыто и убийцы до сих пор не наказаны.
Отдел режима и оперработы по раскрываемости убийств и расследо­ванию случаев избиения заключенных работает неудовлетворительно. Из 53 убийств осталось до сих пор не раскрыто до 14 убийств.
Производственной проверкой установлены факты ранений и избие­ний заключенных со стороны охраны и надзорсостава. Например, в ок­тябре 1953 г. солдатами военизированной охраны лагерного отделения № 4 были нанесены побои заключенному Егоренко, от которых он умер.
По данному факту Отдел режима и оперработы расследование не за­кончил и никого за убийство не привлек.
18 мая 1954 г. надзиратели Андреев и Ерюхин нанесли побои заклю­ченному Муратову, по данному делу также до сих пор ведется расследо­вание.
В стационаре лагерного отделения № 3 в тяжелом состоянии находит­ся заключенный Федоров с пулевым ранением в голову. Произведенной нами проверкой установлено, что 19 февраля 1953 г. самоохранником Мельниковым по нему незаконно было применено оружие. Несмот­ря на очевидность незаконно примененного оружия, 20 февраля 1953 г. оперуполномоченный Чувыкин вынес заключение о том, что оружие Мельниковым применено правильно, не указав никаких доводов и до­казательств. Это заключение 28 февраля 1953 г. было незаконно утверж- От­деле режима и оперработы не имеется.
В лагерном отделении № 5 надзиратель Егоров 12 августа 1953 г. на вахте нанес побои заключенному Рудину, за что по приказу начальника лагерного пункта должен был содержаться на гауптвахте 5 суток, но при­каз в жизнь не проведен.
В сентябре 1953 года Егоров, будучи в нетрезвом состоянии, совмест­но с надзирателем Демченко при водворении заключенного Мискина в ШИЗО бил его кулаками и замком. Несмотря на проявление надзирате­лями незаконных действий, они даже не были наказаны в дисциплинар­ном порядке.
В этом лагерном отделении надзиратели в обращении с заключенны­ми проявляют грубость, употребляют почти постоянно брань. 5 января 1952 г. надзирателем Кузнецовым незаконно был убит из нагана заклю­ченный Журинский И.П., работавший механиком экскаватора. Кузнецов к уголовной ответственности не привлечен.
(ГА РФ. Ф. Р-8131. Оп. 32. Д. 3769. Л. 63—70, 73—80, 83—90, 100—104, 107. Подлинник.)

 
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
avatar
Мамонт
Вице-канцлер

Сообщения : 1607
Дата регистрации : 2013-03-08
Возраст : 53
Откуда : Российская империя

http://calligraphy.forumy.tv

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: "Ужасы" царской тюрьмы

Сообщение автор Мамонт в Чт Июн 20, 2013 2:26 pm

Для каторжников, труд которых в несравнимо меньших пропорциях, чем в СССР, но все же использовался для постройки железных дорог и работы на фабриках и рудниках устанавливались особые индивидуальные нормы. Вопрос какие,- худшие или лучшие по сравнению с проднормами трудовой империи ГУЛАГа?
Проанализируем самые крупные стройки царизма, которые крайне с большой натяжкой можно сравнить с деятельностью  маленького лагеря з/к в 30-е-50-е.
19 мая 1891 г. во Владивостоке состоялась закладка уссурийского участка Транссибирской железной дороги. В связи с этим изменилось направление использования труда ссыльнокаторжных, который нашел новое применение при прокладке железнодорожных путей. Строительство Уссурийской железной дороги велось с 1891 по 1897 гг. Работы производились силами воинских подразделений расквартированных здесь частей, вольнонаемных рабочих, прибывших из центральных губерний России. Немалую часть работ выполняли и ссыльнокаторжные, отправленные на строительство с о-ва Сахалин и организованные в специальные железнодорожные каторжные команды
 Считаем и сравниваем цифры. Ежедневно на работы по строительству Уссурийской железной дороги в 1891-1897гг. выходили 250-300 рабочих ссыльнокаторжных. Тюремное ведомство выделяло от 8 до 13 надзирателей. Конвоирование к месту проведения работ осуществлял военный караул. Питание таких рабочих производилось из общего котла. В дневной рацион питания включался утренний чай, горячий обед, вечерний чай, ужин. Во время обеда каждый рабочий получал не менее 409,5 г мяса. На ужин рабочие получали 100 г риса или другой крупы, 21 г сала. Хлеба полагалось по 3 фунта каждому, а в холодное время года - со второй половины сентября - по 4 фунта. До 4 раз в месяц, в воскресные и праздничные дни, выдавалось красное вино, порция которого составляла 0,01 ведра. Питание одного ссыльнокаторжного обходилось казне в 5,61 коп. Трапеза приготавливалась на месте работ, и только ужинали рабочие на месте ночлега. Лагерь ссыльнокаторжных находился на 685-й версте железной дороги. Кроме этого, в некоторых пунктах были построены стационарные лагеря, состоявшие из деревянных бараков, помещений для охраны, столовых, бань и наблюдательных вышек. В летний период количество рабочих ссыльнокаторжных на строительстве дороги возрастало и составляло от 600 до 3000 чел. (в среднем 1816)8.
Работали ссыльнокаторжные артелями по 20 чел., каждая из которых выбирала старосту. Они рубили лес, выкорчевывали пни, долбили грунт, производили насыпи, строили мосты и др. За 1 куб. сажень (1 сажень - 2,13 м) грунта казной выплачивалось 2 р. 30 коп. Один ссыльнокаторжный в среднем зарабатывал в день 2 руб. 5,9 коп. Наибольший заработок одного ссыльнокаторжного в месяц составлял до 50 руб., а наименьший - 7 руб. Рабочий день продолжался с 6 часов утра до 6 часов вечера. На обед и отдых после него отводилось 2 часа (с 11 до 13 часов дня), а в 7.30 и 16.00 производилась остановка работ для чаепития. Для лечения при каждой железнодорожной каторжной команде находился свой фельдшер, в отдельных случаях серьезных заболеваний осужденных отправляли в больницу при хабаровском тюремном замке. Основной объем работ ссыльнокаторжные выполняли на Южно-Уссурийском участке железной дороги (от Владивостока до станции Муравьева-Амурского), длиной 400,68 км.
 Итак, раскладка пищевого и приварочного довольствия арестантов на закладке уссурийского участка Транссибирской железной дороги с 1891 по 1897 гг (В дневной рацион питания включался утренний чай, горячий обед, вечерний чай, ужин.- Таблица составлена на основе РГИА ДВ. Ф. 704, оп. 1, д. 381, л. 10. и Оп. 1, д. 343, л. 52., также см. Отчет Приамурского генерал-губернатора С.М. Духовского. СПб., 1896. С. 153.)
В таблице не отражено довольствие, полагавшееся на ужин.
 

 
НаименованиеНаименованиеОбедУжин
1Хлеб3 фунта (1409,5 г)-летом,
4 фунта-1636г.(зимой)
 
Данных нет
2Мясо(говядина, свинина, телятина)409,5г.Данных нет
3Сало21г.Данных нет
4.Вино(по вокресеньям и праздникам)0.01 ведраДанных нет
5 Овощи Картофель, свекла, морковь, капустаПокупались на приварокДанных нет
6.Чай            8г.Данных нет
 
 
 
 
Итак, внимательно запомним эти цифры. Это нормы для конца(!) XIX века для тяжелой стройки по тем временам. Можно спорить о том, была ли эта пища калорийна, качественна, достаточна, выдавали ли ее в полном объеме, не расхищалась ли она на местах. Но дело в том, что смертность на амурской железной дороги была минимальной. Те смертные случае которые зафиксированы документами и отчетами больниц,- от инфлуенции(грипп), обморожения и несколько случаев тифа. Остальные смертные случаи,- застрелены при попытке побега.
 
 Для сравнения:зЗа 1930-1934 годы только в лагерях(были еще и тюрьмы и колонии) умерло 122 тысяч человек. ( Земсков В.Н. Заключённые в 1930-е годы: социально-демографические проблемы // Отечественная история. 1997. №4), большая часть от истощения и болезней, вызванных недоеданием и изнурительным трудом. Этот индекс  смертности больше, чем сидело в 1898 или 1902 году царских заключенных в Империи ВООБЩЕ во всех местах лишениях свободы,- от арестантских домов до каторжных тюрем.( Численность заключенных в тюрьмах России составляла: в 1898 г. — 83 209 человек, в 1909 — 180 206, в 1913 — 124 418, на 1 января 1917 г. — 152 052 человека (ЦГАОР. Ф. 4042. Оп. 2. Д. 138. Л. 14; Ф. 7420. Оп. 2. Д. 413. Л. 5.)
 Иначе говоря, подобный уровень смертности был  феноменальным для дореволюционной тюремной системы, при всех ее уродствах и недостатках.
 Так что же изменилось?
 Внимание. Предельное внимание. Можно как угодно относиться к Империи и ее тюрьмам, но в СССР  не было ни одной пайки, где заключенный получал бы 409 г. Мяса или 1636 г. Хлеба в день. Ни одной. Даже недостижимая стахановская пайка была на уровне СТАНДАРТНОЙ пайки для рабочего дня Нерчинской каторги, которая выдавалась всем заключенным- самое главное,- без различия того, как и сколько они вырабатывали в день.
 Это и есть системная разница в организации выдачи пищи в пенитенциарных системах двух государств. Она объективна, она крайне примечательна и на ней следует заострить предельное и пристальнейшее внимание.

Каторга до революции была убыточной, малоэффективной и в целом, не являлась крупным сегментом ни в промышленности, ни в сельском хозяйстве, а подневольный труд применялся на “глобальных стройках царизма” крайне редко, а если и применялся, то с индивидуальными нормами питания, бесспорно, не столько изысканными, как хотелось бы, но о которых з/к, cтроящие Норильск или Магнитку могли только мечтать. Хотя это ни в коем разе не означает, что в тюрьме при царях было прекрасно и изобильно, отнюдь. Я призываю взглянуть на проблему в контексте относительности категорий “хуже-лучше”. Подробнее об этом в других частях очерка.В Советское время в 30-е годы в ГУЛАГЕ, чтобы получить меньшее количество еды, чем при царе давали норму выработки(зачастую невыполнимую).

А царские арестанты получали улучшенный паек(со всеми “негативными нюансами”- плохо почищенной картошкой, вероятным тухлым мясом, вероятной недодачей, вероятным неуважением к их личности и т.д) просто за cам факт своей работы на
крупной стройке. Т.е почему-то до революции те, кто работал независимо от планов и норм, поголовно получали усиленное питание, которые было(исходя из норм) ВЫШЕ, чем даже желанный для любого советского зэка стахановский паек,  а получающих его в советской лагерях было подавляющее меньшинство по понятным причинам. 

Это еще более ярко видно на другом нормативном документе эпохи. Как же дела обстояли с питанием на самой большой каторге царской эпохи,- строительстве амурской железной дороги?В 1898 г.правительством было принято решение о применении на строительстве Амурского колесного тракта труда ссыльнокаторжных.Именно тогда, когда на нем появились первые арестанты. С 1911 года началось строительство амурской железной дороги.


С весны 1911  г. общее число арестантов на постройке амурской железной дороги, включая хозяйственных, запасных и больных, достигало рекордных 5000 чел. Это была самая большая(!) каторга с применением труда заключенных в Империи за 50 лет..(ГААО. Ф. 15-и, оп. 1, д. 230, л. 49).

Для сравнения На 1 января 1935 года в Дмитровлаг (строительство канала Москва-Волга) - 192.649 человек- это больше, чем чем единовременно сидящих заключенных во всей Империи(!) за любой год с 1880 по 1912г.; Бамлаг (строительство вторых путей Забайкальской и Уссурийской железных дорог и Байкало-Амурской магистрали) - 153.547 человек;( . Земсков В.Н. Заключённые в 1930-е годы: социально-демографические проблемы // Отечественная история. 1997. №4)

Продолжать перечислять лагеря при советах можно долго.
Из приказа N 4 от 13 октября 1898 г.( РГИА ДВ Ф.Оп. 2, д. 15, л. 25.) каждому арестанту в день полагались следующие нормы питания.
В течение недели зимой было 3 рыбные и 4 мясные варки из свежего мяса пополам с солониной. За время строительства тракта пищевая раскладка немного модифицировалась в сторону улучшения питания, причем не только арестантов, но и надзора с конвоем. В 1908 г. кормовой оклад для одного арестанта в дорожной команде составлял 6 руб. в месяц. На усиленное довольствие переводились работающие на особенно тяжелых участках и больные.
Раскладки припасов пищевого и приварочного зимнего довольствия ссыльнокаторжных дорожных команд по расчету на одного человека в день с 1898 г по 1916г. (Таблица составлена на основании источника: РГИА ДВ. Ф. 704, оп. 6, д. 1035, л. 15; Оп. 2, д. 13, л. 17.)
 

 
 
№ п/пНаименование продуктов (товаров)                    Обыкновенное довольствие
Мясная варка Рыбная варка
1Хлеб3 фунта(1227 г.) 3 фунта(1227г)
2Мясо40 золотников(165 г)
3Рыба-1 фунт(409г.)
4Крупа(рис,гречка, пшенка)70г.70г.
5Овощи(капуста, картофель, лук)204,8 г.204,8г.
6Перец5г.                  5г.
7Лавровый лист  
8Мука на подболотку и квас10з(42г.)10з(42г.)
9Соль12г.12г.
10Чай8г.8г.
 
 
 
 
 
№ п/пНаименование продуктов (товаров)                    Усиленное довольствие
Мясная варка Рыбная варка
1Хлеб3 фунта 48 золотников(1419 г.) 3 фунта 48 золотников(1419 г.)
2Мясо48 золотников(204,8г.)
3Рыба-614г.
4Крупа(рис,гречка, пшенка)170г.170г.
5Овощи(капуста, картофель, лук)204,8 г.204,8г.
6Перец5г.                  5г.
7Лавровый лист  
8Мука на подболотку и квас10з(42г.)10з(42г.)
9Соль12г.12г.
10Чай8г.8г.
 
 
Для сравнения,- 23 ноября 1945 г. народный комиссар внутренних дел СССР Л. Берия приказал начальнику Дальстроя генерал-лейтенанту И. Ф. Никишову снабжение рабочих Дальстроя хлебом производить по нормам 900 г в день (вместо 800 г), рабочих и ин­женерно-технических работников, занятых на горных работах - 1000 г, служащих - 700 г (вместо 600 г), детей и иждивенцев работников Дальстроя - 500 г (вместо 400 г)( ГАМО, ф. Р-23сч Д. 123, Л. 109). И 11 де­кабря 1945 г. эти нормы были утверждены соответствующим приказом начальника Дальст­роя(ГАМО, ф. Р-23сч  Д. 129, Л. 50-51).
 
Под штрафным питанием в Дальстрое в 1945 году понималось: 400 г хлеба, 10 г муки подболточной, 33 г крупы, 100 г консервов, 5 г растительного масла, 20 г соли, 3 г чая, 17 г томатов, 100 г рыбы в сутки (ГАМО, ф. Р-23сч . Д. 49, л. 114)
 
Как итог, можно обобщить тенденцию- с 1870 по 1917г. очевидны улучшения в пайке заключенных и ссыльнокаторжных, выразившихся прежде всего в более разнообразном казенном перечне обязательных продуктов питания, полагавшихся заключенному в день.
Можно с уверенностью сделать  выводы.
Выводы.
Самое главное и кардинальное отличие имперской  пенитенциарной системы от советской заключалась, пожалуй, в трех нюансах
а)Отсутствие  в Российской Империи “концепции” бесплатного рабочего труда в поистине гротескных масштабах, коими явились целые трудовые армии ГУЛАГа или Дальстроя. В Империи попросту не было принято на вооружение такой прогрессивной и утилитарной идеи, как использование политических  заключенных на стройках в количестве сотен тысяч или даже миллионов человек. Как это было сделано в 20-30-е годы. И как следствие,-
б) кардинально другая организация системы выдачи питания в местах лишения свободы: отсутствие в Империи дифференциального принципа при выдаче пайка, который зависел от  норм выработки каждого индивидуального заключенного. За норму при царе на каторге платили прогрессивную заработную плату, никакой связи между желудком и планом не было. В СССР прогрессивная заработная плата появилась для заключенных ГУЛАГА лишь в 1948-1950гг. В Империи прогрессивная заработная плата для каторжан вводилась согласно закону, принятому 6 января 1886 г(на 64 года раньше, чем в СССР, в коем уже успело умереть больше заключенных, чем сидело в Империи за несколько лет) 50% заработанных денег получали арестанты, 15% отчислялись в казну, 35% уходили на нужды тюрьмы.
 в)Тотальная закрытость тюрем от общественности, - никаких попечительских комитетов, помощи из за рубежа в виде пожертвований. Полная тишина в прессе, никаких запросов из Верховного Совета об условиях в лагерях и питании заключенных.
 До революции не было никакой взаимосвязи в получении продовольственного пайка, далеко не идеального, часто в реальности меньше заявленного, но во всех случаях нормативно более крупного, чем 70-80 лет спустя в той же стране при другом режиме(Я считаю этот факт поразительным и призываю заострить на нем предельное внимание).
 За все время существования лагерей в СССР норма питания была всегда «кнутом и пряником» в жизни заключенных: она всегда зависела от количества выполненной работы и от производительности труда; чем напряженнее заключенный работает, тем больше он получает еды. Как итог,- просто феноменальная смертность заключенных в местах лишения свободы в СССР.
 При царе данного принципа в выдаче питания не было. Существовали просто стандартные пайки для неработающих и усиленные пайки для работающих, причем, как это ни парадоксально, ВЫШЕ , чем любые пайки советской эры.Другой вопрос, как они выдавались. Об этом в следующих частях,-будем анализировать мемуары.
Советские пайки, даже 100%-ые, даже трудовые, даже 120%, даже усиленные, даже почти недостижимые стахановские  были НИЖЕ(о них в других частях очерках), чем аналогичные нормы на стройках примитивного лютого царизма(, которые выдавались без людоедского дифференциального принципа(!) на 70-60-30 лет отстоящей от индустриализированного и передового до коликов в животе СССР.
 Это поразительно. С какой стороны не посмотри.
В дореволюционной России всем арестантам был положен одинаковый паек, а заключенные, занятые на тяжелых работах, также получали одинаковую 50-процентную надбавку- в идеале, естественно, но если на пляже написано не сорить, то сорить там будут меньше, чем там где написано Сорите!
 Если положено 1400 г. хлеба есть вероятность что пайка таки дойдет до адресата, а если положено 500 г. то….Делайте выводы сами.. У советских зеков все было по-другому.
 В начале 20-х годов в СССР сначала на Соловках, а затем повсеместно была введена уникальная и доселе невиданная в пенитенциарных заведениях система дифференцированных пайков. Ее изобретателем был заключенный-уголовник Нафталий Френкель (впоследствии он сделает головокружительную карьеру в системе НКВД: станет начальником Управления лагерей железнодорожного строительства и уйдет на пенсию в звании генерал-лейтенанта инженерно-технической службы). Суть его ’изобретения’ заключалась в том, что питание узников ставилось в зависимость от выполнения ими нормы выработки. Для этого устанавливалось пять видов продовольственных пайков: гарантированный (за 75-99 % нормы); трудовой (за 100-124 %), усиленный (за 125-149 %) и ’стахановский’ (за 150 % и более). Еще один паек - штрафной - предназначался для провинившихся и для тех, кто выполнял меньше 3/4 нормы.
Данное системное отличие от имперской системы сложно осознать и вот почему.
Уверен, многие будут воспринимать этот пост как апологию царизма. Но идеализировать дореволюционную Россию и уж тем более ее тюремную систему глупо. Умно,- просто констатировать ее специфические отличия от советской. Я ни в коем разе не утверждаю, что имперские тюрьмы были санаториями, далеко не санаториями.  Но факт остается фактом, если по норме до революции полагалась без всяких труднорм 1200г. Хлеба, а в СССР 600г. для тех кто норму не выполняет,- разница очевидна и одна видна невооруженным глазом.
 Да еще и с разбивкой по почти невыполнимым трудовым планам,- это четко необходимо зафиксировать. Это просто факт.

Вот воспоминание советского з/к, которое отлично иллюстрируют эту системную разницу:
"Рабочий день длился 10 часов, нормы выработки были установлены всесоюзные, но увеличен­ные на 25 % в соответствии с увеличенным рабочим днем. Копеечная пла­та зависела от выработки, но никого не интересовала; важнейшим был что от выработки зависело количество еды, которое причиталось получить завтра. За полную выработку выдавали 800 г хлеба, миску жидкой каши утром, баланду и кашу вечером, миску баланды днем. При невыполнении нормы количество еды существенно уменьшалось, доходя при 50 % выпол­нения нормы до 400 г хлеба и как-то урезанной нормы прочей еды, которая по своей питательности не многого стоила по сравнению с хлебом, бывшим главным, что могло поддержать силы. Все были ослаблены предыдущими испытаниями, не ели досыта уже давно, большинство (и я среди этого боль­шинства) не были натренированы в физической работе. Поэтому выполня­ющих нормы были только единицы — те, кто был поздоровее и посильнее от природы. Для прочих началось низвержение в голодный Гольфстрим, стремительное для слабосильных, вроде меня, и более плавное для тех, кто покрепче. Сегодня не выкопал 1,5—2 куба грунта, не вывез на тачке по хлипким доскам на нужное место метров за 100 эти примерно 3 тонны — завтра получишь только столько еды, что едва сможешь сделать половину нормы, и количество еды еще уменьшится. Виток сделан, ты приблизился ко дну и, сколько витков тебе еще осталось, не знаешь. У героев Эдгара По под руками оказалось что-то, за что можно было уцепиться, у нас ничего не было: все вокруг были так же голодны и слабы. Дни проходили в тяжелей­шей работе, от которой непрерывно болели все мускулы, ночи — в забытьи без сновидений, а чувство голода грозило стать единственным чувством — чувством, подавившим все остальные возможности эмоций."(Соллертинский В.Е.. «Куда Бог смотрит» — в 2-х частях. М/п копия 1984 г., Сосногорск, 243 стр.)
Но данный факт не отменяет того, что и дореволюционная российская тюрьма была тюрьмой, со всеми традиционными для данного невеселого института пороками. Не забываем это конец XIX,-начала XX века. Чахотка, тиф, переполнение тюрем, недодача пайков, розги, тухлая пища, воровство казенных средств,- все это было. Российская Империя была огромной страной с 884-мя тюрьмами и другими местами лишения свободы, включая каторгу. В каждой возможны были эти негативные явления.
  в тюремной жизни всех времен и народов эти явления универсальны. Ключевой вопрос в пропорциях этих негативных явлений в общей тенденции и насколько эти сложности усугубились при смене режима в 1917 году,- а то, что они усугубились,- это неоспоримо. Вот это и представляется мне самым важным. Регресс пенитенциарной системы в СССР был налицо.
Когда в стране 2 млн заключенных из которых 500 тысяч. политических, которые все используются в промышленности и сельском хозяйстве с уникальной и невиданной до этого системой в выдаче пайка,-  чисто вероятностно, произвола, халатности в выдаче пищи, голодных смертей, чахотки и садизма в количественном отношении будет в разы больше, чем в стране, где сидит 80 тысяч человек, из которых тысяча политических, где паек выдают всем без всяких норм выработки. И самое поразительное- это подтверждается мемуарными свидетельствами, о чем я еще поведу речь в других частях очерка.
 Это ни в коем разе не отменяет преступлений, совршенных дореволюционной тюремной администрацией, как не отменяет тяжелых условий пребывания в местах лишения свободы в Российской Империи. Об этих преступлениях и злоупотреблениях до революции я буду говорить отдельно. Тюрьма всегда тюрьма, в ней всегда умирают люди, в ней всегда произвол, болезни, несправедливости и страдания. Но это утверждение будет демагогизмом и упрощением, если мы не примем за аксиому то, что одна тюремная система комплексно по интегральным параметрам (питание, быт, содержание, степень открытости тюрем общественности для противоборства произволу тюремной администрации) может быть ХУЖЕ и бесчеловечнее(иногда в десятки раз), чем другая.
 
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
avatar
Мамонт
Вице-канцлер

Сообщения : 1607
Дата регистрации : 2013-03-08
Возраст : 53
Откуда : Российская империя

http://calligraphy.forumy.tv

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения